О дальнейшем расширении судебного контроля на досудебной стадии

О дальнейшем расширении судебного контроля на досудебной стадии
Судебный контроль на досудебной стадии имеет те же задачи, которые стоят перед судом первой инстанции при осуществлении правосудия.

Основной закон Республики Казахстан предусматривает право каждого на защиту, осуществляемую судебной властью, и основным приоритетом определяет права, свободы и законные интересы человека и гражданина, тем самым, закрепляя важность судебной защиты, одним из механизмов которой является судебный контроль. То есть судебный контроль на досудебной стадии имеет те же задачи, которые стоят перед судом первой инстанции при осуществлении правосудия, так как они объективно связаны с разрешением вопросов прав гражданина. 

Судебный контроль согласно действующего уголовно-процессуального законодательства осуществляется следственным судьей, то есть судьей районного суда, к полномочиям которого относится контроль за соблюдением прав, свобод и законных интересов лиц, вовлеченных в орбиту уголовного процесса на досудебной стадии, то есть с момента задержания и до направления уголовного дела в суд либо его прекращения.

Его сущность состоит: в контроле за соблюдением конституционных прав участников процесса на стадии досудебного расследования, их необоснованного ограничения, защите от противоправных действий и решений внесудебных органов и незамедлительном восстановлении нарушенных прав и свобод.

Этапы последовательного развития судебного контроля на досудебной стадии можно проследить путем анализа уголовно-процессуального законодательства. Ранее действовавший уголовно-процессуальный кодекс предусматривал лишь полномочия суда в санкционировании избранной следователем, органом дознания, прокурором меры пресечения в виде ареста, домашнего ареста и рассмотрение жалоб на решения и действия (бездействие) органа уголовного преследования.

Введенный в действие с 1 января 2015 года Уголовно-процессуальный кодекс значительно расширил судебный контроль, впервые придав официальный статус следственному судье, ограничив его полномочия от функций разрешения дела, рамками досудебного производства. Согласно  процессуальному закону следственный судья наделен  полномочиями санкционирования,  помимо меры пресечения в виде содержания под стражей и домашнего ареста,  санкционированием  временного отстранения от  должности,  запрета на приближение, экстрадиционного ареста, залога, наложения ареста на имущество, принудительного помещения в медицинскую организацию для производства судебно-психиатрической экспертизы, эксгумации трупа,  объявлением международного розыска подозреваемого, санкционированием осмотра, обыска, личного обыска, то есть теми полномочиями, которыми ранее  обладал прокурор.

Данное направление деятельности суда именуемое судебным контролем уже не вызывает практически ни у кого сомнений в том, что это самостоятельная функция, однако некоторыми правоведами ее реализация представляется, как не вполне согласуемая с независимостью и беспристрастностью суда при вынесении им приговора. Ошибочность данного утверждения очевидна.

Функции уголовно-процессуальной деятельности суда сегодня, представлены двумя этапами: 1) реализацией судебного контроля на досудебном производстве; 2) осуществлением функций разрешения уголовного дела и судебного контроля в судебных стадиях уголовного процесса. Бесспорно, что функция разрешения уголовного дела, представляющая собой деятельность суда по проверке и оценке собранных по делу доказательств и принятию решения по вопросу о виновности и ответственности лица, предполагает независимость, подчинение только Конституции Республики Казахстан, закону и беспристрастность. Одновременно с этим суд сегодня участвует в досудебном производстве для того, чтобы обеспечить конституционные права участников процесса, защитить их от необоснованных действий и решений внесудебных органов и незамедлительно восстановить нарушенные права и свободы. 

В настоящее время начался новый этап модернизации уголовно-процессуального закона. Главой государства внесен в Мажилис Парламента соответствующий законопроект. Особое внимание в данном законопроекте уделено вопросам санкционирования следственным судьей, в том числе и   мер пресечения, их продления и изменения. 

При введении данного института, возникли обоснованные вопросы о том, что осуществляя судебный контроль, при принятии, например, решений, связанных с санкционированием меры пресечения в виде содержания под стражей, у судьи может сформироваться убеждение в вопросе виновности подозреваемого, так как при даче санкции судья обязан   установить причастность лица к   совершенному деянию.

В целях исключения сомнений в беспристрастности судьи при рассмотрении и разрешении им уголовного дела, законом установлен прямой запрет на участие следственного судьи, имеющего особый статус, на участие в рассмотрении уголовного дела по существу. Кроме этого, законопроектом предусмотрено, что следственный судья не вправе предрешать вопросы, которые могут быть предметом судебного рассмотрения при разрешении дела по существу, посягать на процессуальную самостоятельность, то есть, принимать решения вместо лиц, осуществляющих досудебное расследование, надзирающего прокурора и суда, рассматривающего дело по существу. 

Дальнейшее расширение судебного контроля предлагается законопроектом, предусматривающим дополнительные полномочия следственного судьи. 

В полномочия следственного судьи предлагается передача санкционирования применения залога. Орган, ведущий уголовный процесс при избрании меры пресечения в виде залога выносит постановление и, минуя прокурора, направляет ходатайство в суд. Залог применяется только с санкции следственного судьи. 

Новым положением законопроекта, усиливающим судебный контроль, является наделение следственного судьи полномочиями по санкционированию негласных следственных действий, которыми согласно действующему процессуальному закону обладает прокурор. Законодатель определяет их как действия, производимые без информирования лиц вовлеченных в уголовный процесс, то есть скрытно, для выяснения обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. При этом предлагается передача санкций следственному судье не всех негласных действий, а лишь тех, которые на сегодня санкционируются прокурором. К таким негласным следственным действиям относятся: контроль почтово-телеграфных отправлений; оперативный поиск на сетях связи; негласное прослушивание с использованием видео, аудио техники или иных специальных технических средств; прослушивание и запись переговоров, производящихся по телефону и другим переговорным устройствам; снятие информации с технических каналов связи, компьютерных систем и иных технических средств; оперативное проникновение.

Кроме этого, согласно законопроекта, в целях полного обеспечения равноправия и состязательности сторон в уголовном процессе, следственный судья по мотивированному ходатайству адвоката, участвующего в качестве защитника, рассматривает вопросы проведения иных любых следственных действий (кроме негласных следственных действий). Согласно действующему закону, адвокат, обладает правом ходатайствовать о назначении экспертизы и только в случае отказа следователя в их проведении либо в случае непринятия решения в течение трех суток. А законопроект предусматривает возможность заявлять ходатайства о проведении любых, кроме негласных, следственных действий и помимо указанных оснований, правом на самостоятельную подачу таких ходатайств напрямую следственному судье.

Подводя итоги, нельзя не согласиться с тем, что судебный контроль является одной из гарантий соблюдения прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, который способствует выполнению задач уголовного процесса по быстрому и полному  раскрытию, расследованию уголовных правонарушений, изобличению лиц их совершивших наряду с защитой  от необоснованного обвинения и соблюдением конституционных прав личности.

Судья Верховного суда РК Ербол Рахимбеков

Today.kz
Источник: http://today.kz/news/kazahstan/2017-11-14/754388-o-dalnejshem-rasshirenii-sudebnogo-kontrolya-na-dosudebnoj-stadii/
02:12
10
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...